www.piragis.ru — Камчатка, Петропавловск-Камчатский
  • Камчатский сайт

Александр Пирагис. Петропавловск-Камчатский. Улицы города рассказывают - Героическая оборона

Содержание материала

Героическая оборона

Оборона Петропавловского порта от нападения англо-французской эскадры в 1854 году — одна из самых ярких страниц истории города.

В планах Англии и Франции во время Крымской войны (1853–1856) определенное место занимали дальневосточные окраины России, в первую очередь Петропавловский порт — ее главная военно-морская база на Тихом океане. Англия и Франция намеревались отобрать у России Аляску и богатые промыслами Алеутские и Командорские острова, побережье Берингова и Охотского морей, проникнуть на Камчатку, Сахалин.

С этой целью одна из объединенных англо-французских эскадр под командованием контр-адмирала Прайса крейсировала в Тихом океане, ожидая начала войны. С ее объявлением летом 1854 года шесть военных кораблей: фрегаты "Президент", "Пайкс", "Форт", "Евридика", бриг "Облигадо" и пароход "Вираго" — двинулись к Петропавловскому порту.

Зная о возможном нападении на город, губернатор В. С. Завойко принимал меры к организации обороны. Но гарнизон располагал малыми силами и слабым вооружением.

К началу Крымской войны дальневосточные границы России были почти открытыми. Охрана их состояла из редких и малочисленных постов, имевших по 10–30 человек. На Камчатке единственный военный гарнизон был в Петропавловском порту. По штату на январь 1854 года он должен был иметь 1277 человек. Однако такого количества личного состава никогда не было. В него входили 46-й флотский экипаж, строевые гребцы, экипажи шхун и ботов. Оружие было старых образцов. Матросы и солдаты имели гладкоствольные ружья. Было несколько пушек.

46-й флотский экипаж был создан в Петропавловском порту в 1850 году в связи с ликвидацией Охотского порта. В него вошли матросы Охотского флотского экипажа и Петропавловской флотской роты. Командиром экипажа стал капитан II ранга К. В. Фрейганг. С 16 декабря 1853 года был назначен новый командир — капитан I ранга А. П. Арбузов. В июне 1854 года флотский экипаж получил новый номер — 47-й.

19 июня 1854 года подошла неожиданная подмога: в бухте бросил якорь фрегат "Аврора", случайно избежавший пленения англо-французской эскадрой. Трехмачтовый фрегат "Аврора" был построен по проекту полковника И. А. Амосова в 1835 году в Петербурге. Корабль имел длину 48,8 метра, ширину 12,6 метра и осадку около 4 метров. Вооружение состояло из 44 пушек. Экипаж насчитывал 300 человек. Командиром был Иван Николаевич Изыльметьев, опытный морской офицер, который начал службу в 1832 году на фрегате "Константин". С 1853 года И. Н. Изыльметьев стал командовать "Авророй". Его участие в организации обороны Петропавловского порта было высоко оценено: он был награжден орденом Владимира III степени с мечами и произведен в капитаны II ранга.

На следующий день подошел корвет "Оливуца", и, наконец, 24 июля на военном транспорте "Двина" прибыли 333 солдата из устья Амура.

В. С. Завойко обратился с воззванием к жителям города, окрестных сел и поселений, в котором говорилось: "Петропавловский порт должен быть всегда готов встретить неприятеля. Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочислен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови".

Началось всеобщее обучение. Те, которые не могли держать оружие, помогали в другом деле. Изо дня в день, от зари до зари кипела работа. Общими усилиями было построено семь батарей, насчитывавших 68 пушек. В большинстве своем они сооружались под руководством инженер-поручика К. И. Мровинского.

К моменту прихода вражеской эскадры численность гарнизона, несмотря на существенное пополнение экипажами прибывших судов, составляла всего 988 человек. В это число входили 18 русских добровольцев и 36 охотников-камчадалов. Силы противника превосходили в несколько раз: они насчитывали 2140 членов экипажей и 500 солдат морской пехоты, вооруженных дальнобойными штуцерами; эскадра имела на вооружении 212 новейших пушек и бомбических орудий.

17 августа 1854 года англо-французская эскадра вошла в Авачинскую губу. Началась героическая оборона города.

Дважды враги пытались захватить Петропавловский порт. Они рассчитывали, что найдут здесь незащищенную территорию, смогут легко разорить ее и уничтожить население. Но встретились с подготовленными позициями и с героизмом русских людей, отстаивающих свою землю. Понимая, что победы не добиться, боясь позора, командующий объединенной эскадрой английский контр-адмирал Прайс до главных боевых действий покончил жизнь самоубийством.

Сражения произошли 20 и 24 августа. 20 августа основной удар противник сосредоточил на батареях, защищавших вход в гавань. Ему удалось подавить батарею № 1 на мысе Сигнальном и № 4 на Красном яре, несмотря на героическое сопротивление боевых расчетов под командованием лейтенанта Петра Гаврилова и мичмана Василия Попова. Но не была сломлена стоявшая на песчаной косе батарея № 2 под началом лейтенанта Дмитрия Максутова, и противник отступил.

24 августа состоялось генеральное сражение. Оно началось с интенсивного обстрела батареи № 3, находившейся в седловине между мысом Сигнальным и Никольской сопкой. Героически вел себя весь личный состав батареи, и особенно ее командир лейтенант Александр Максутов. Он покинул поле боя только после тяжелого ранения, которое оказалось смертельным. Батарея была прозвана Смертельной. Проявили отвагу и воины батареи № 7, стоявшей у основания Озерновской косы. Ею командовал капитан-лейтенант Василий Коралов. Десант из 700 человек стал обходить батарею и подниматься на Никольскую сопку, с которой был прямой выход на город. В. С. Завойко, собрав около 300 воинов, направил их на отражение атаки. Таким образом, Никольская сопка стала главной ареной боя и вместила такое количество людей, какого она еще не видела. На вершине стороны сошлись и схватились врукопашную. Не выдержав напора русских бойцов, противник бежал. Подобрав остатки десанта, вражеские корабли отступили, а 27 августа покинули Авачинскую губу.

От обстрела неприятельскими кораблями в городе пострадало 16 домов. Потери среди защитников составили 37 человек; 78 человек были ранены. Противник потерял около 350 человек. 24 августа на поле сражения были подобраны 38 убитых французов и англичан, 56 ружей и семь офицерских сабель; четыре человека были взяты в плен. Защитникам города досталось знамя Гибралтарского полка морской пехоты.

Победителей и побежденных похоронили у подножия Никольской сопки.

После боев в городе было найдено около 80 снарядов, а на территории батареи № 2 — свыше 180 бомб и снарядов. Еще в 1940-е годы на берегу у Никольской сопки находили ядра от английских и французских пушек.

Рапорт о победе и трофейное знамя доставить в Петербург было поручено одному из славных защитников города — Дмитрию Максутову.

Лучом солнца, вдруг прорвавшимся сквозь мрачные тучи, назвал академик Е. В. Тарле известие об этой победе. Вскоре весь мир узнал о подвиге воинского гарнизона Петропавловского порта. Успех защитников далекой окраины на фоне неудач в Крыму произвел на всех в России сильное впечатление. Слово "Петропавловск" стало символом мужества и героизма. Это имя стало присваиваться военным кораблям.

Делали победу над врагом все: от губернатора В. С. Завойко, его заместителя по обороне А. П. Арбузова, командира фрегата "Аврора" И. Н. Изыльметьева, офицеров и мичманов Александра и Дмитрия Максутовых, В. Коралова, Н. Фесуна и других — до матросов и солдат Сунцова, Халитова, Данилова, камчадалов Васильева, Салтыкова, Красноярова... Каждый на своем посту проявлял храбрость и героизм.

С уходом англо-французской эскадры защитники Петропавловского порта стали готовиться к новым боям: ремонтировали старые батареи, строили новые. Но ничтожны были боеприпасы и мал был гарнизон. В этих условиях вновь отстоять город было практически невозможно. Надежда получить помощь была равна нулю, так как навигация 1854 года заканчивалась, а вражеская эскадра могла прийти ранней весной. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев, чтобы спасти гарнизон от явной гибели, в конце 1854 года принял решение о переводе Петропавловского гарнизона к устью Амура. С приказом о переводе он направил на Камчатку своего адъютанта Н. А. Мартынова.

Только 3 марта 1855 года В. С. Завойко был вручен секретный приказ. Месяц понадобился военным, чтобы вызволить из снежного плена пушки, имущество, отремонтировать суда и пропилить лед в гавани. 3 апреля по каналу корабли прошли к чистой воде и через два дня покинули Авачинскую губу.

В городе за командира был оставлен Н. А. Мартынов с отрядом казаков для борьбы с неприятелем, если тот двинется в глубь Камчатки. С приходом врага отряд должен был переместиться в село Авача.

Вражеская эскадра вошла в губу 17 мая 1855 года. Но ее ждало разочарование: город был пуст. Добиться реванша не удалось.

Александр Пирагис. "Петропавловск-Камчатский. Улицы города рассказывают"
(изд. 2-е, Петропавловск-Камчатский, 2000).
Книга публикуется с обновлением и добавлением иллюстративного материала.